Событие, которое мы празднуем с вами сегодня, дорогие братья и сёстры, произошло много лет назад и называется “Воздвижение Креста Господня”. Чем отличался Крест, который воздвигла царица Елена от того креста, который мы воздвигаем сегодня? Кроме того, что это очевидным образом разные кресты, отличался он тем, что на том Кресте не было распятого Христа. Крест, который воздвигала царица Елена был без силуэта распятия.

Надо сказать, что в России после атеистического пленения люди воцерковлялись таким образом, что традиции были во многом утеряны, так, например, долгое время кресты без распятия воспринимались как кресты ненастоящие, поддельные, не православные, недопустимые. Хотя иконописное распятие на кресте появилось довольно поздно, долгое время христиане изображали крест без него, потому что крест в их сознании отделился от самого процесса распятия, умирания Христа на нем. Крест стал символом победы, победы жизни над смертью.

Если мы послушаем сегодняшние два чтения, я думаю, что мы поймем, что в кресте, в этом символе, как знаки присутствуют как раз вот эти две идеи, два момента, два внутренних ощущения. Это смерть, с одной стороны, и с другой стороны — победа. И сегодня календарь совпал таким образом, что у нас в центре храма находится рядом крест и икона “Воскресение Христово”.

Если свести свою веру только ко Кресту, то окажется, что христианство превратилось в религию смерти. Но в том и была Его победа, что крест оказался пустым и гроб оказался пустым. Вознося Крест Господень, мы возносим знамя победы Христовой над смерть.

Со временем на кресте опять появилось иконописное изображение распятия. Появилось, потому что люди стали воспринимать это событие как некое историческое свидетельство. Я думаю, что очень важно услышать оба сегодняшних чтения.

Евангельский отрывок говорит нам о распятии. Как будто бы в Евангелии нет мест, которые посвящались бы победе Христа. В конце концов можно было бы совместить какой-нибудь краткий рассказ о распятии с кратким намеком на Воскресение, если бы нам хотелось показать в Евангелии не только идею смерти, но и победы. Но нет, сегодняшнее чтение говорит прямо об умирании Христа на Кресте, в то же время как сегодняшнее апостольское чтение — именно о победе. Апостол Павел говорит: “Слово о кресте для погибающих юродство есть, а для нас, спасаемых, – сила Божия. Ибо написано: погублю мудрость мудрецов, и разум разумных отвергну. Где мудрец? Где книжник? Где совопросник века сего? Не обратил ли Бог мудрость мира сего в безумие?” (1Кор.1:18–20). Вот эти слова “Где мудрец? Где книжник? Где совопросник века сего?”(1Кор.1:19) кажутся такими странными, но это просто риторические восклицания, и они очень интересные.

У нас у всех был опыт предстояния у гроба близкого человека, или, скажем, у меня, в качестве священника, был такой опыт тоже. Когда ты стоишь у гроба мертвого человека, осознаёшь, что слова бессмысленны. Иногда люди говорят друг другу какие-то вещи, но при этом глубокое, вдумчивое осмысление этой ситуации говорит о том, что слова бессмысленны. У гроба слова бессмысленны. И вот Апостол Павел говорит: “Где мудрец? Где книжник? Где совопросник века сего?” (1Кор.1:19). Где все эти любители порассуждать о христианстве? Ну как у вас то, ну как у вас это, ну как у вас Человек стал Богом? Вот перед вами крест и мертвый Христос на нем. Если тебе хочется порассуждать, то рассуждай не у креста и не у гроба, потому что здесь рассуждения бессмысленны. Если ты хочешь остаться здесь — оставайся, но тогда молчи. Если ты хочешь поболтать, то где-нибудь в другом месте, потому что у Креста Христова болтать не получается, и не получается красоваться собственной риторической смелостью. 

Любой человек, который приходит ко Кресту Христову, смотрит на него честно, он либо верит в то, что происходит, либо не верит, но тогда он просто уходит, потому что если верит, он, по крайней мере, просто молчит. Почему он молчит? Потому что тайна Креста в том и заключается, что вопросы отпадают, при ощущении реальности смерти. Христос на кресте умер реально. Если на этом месте мы закончили рассуждение, то тогда Крест не был бы знамением победы. В том и дело, что апостол Павел говорит, что всю эту болтовню Бог превратил в безумие. Почему Крест из страшного символа смерти превратился в знамя победы? Представьте себе гроб. Если представить себе гроб, находят на душу печаль, грусть, воспоминания о смерти: ничего праздничного, ничего торжественного. Кажется, никакой победы в нем нет и не может быть. Для нас сегодня это ощущение ушло. Ужас, леденящий душу, силой Христовой растворяется перед знамением крестной победы.

Одна из самых страшных казней в древнем мире и вдруг становится знамением победы именно потому, что Бог побеждает этот мир, несмотря на все внешние поражения, несмотря на внешнюю неудачу, несмотря на совершенно страшный конец. Поэтому апостол Павел пишет, что слово о кресте погибающим сумасшествие, хоть и написано юродство, но там по-гречески, это “сумасшествие”, а для нас, спасаемых сила Божия.

Крест выносят не для того, чтобы посмотреть, как Христос умер, не для того чтобы вспомнить как он мучился на кресте.

Каждый человек, если он хочет быть христианином, проходит тот же путь. Совсем не обязательно он умирает прямо на кресте. Для кого-то это страдания в семейной жизни, для кого-то в монашестве, для кого-то в болезни, для кого-то в сложности работать, для кого-то психологические или физические трудности, для кого-то семейные отношения, которые не такие, какими хотелось чтобы они были. У каждого свой болевой порог, у каждого свой крест и его надо пронести с достоинством.

Что значит пронести крест с достоинством? Страдания, которые ты переживаешь, и которые сейчас тебе кажутся полным поражением, полной неудачей, совершенным провалом всего, в итоге заканчиваются победой, потому что Христово страдание закончилось победой. Это обязательно произойдет. Только делай это со Христом. Если ты делаешь это ради правды Божией на земле, если ты говоришь, что мне все равно, что говорит мир, что там говорит очевидность, что говорят люди, которые живут вокруг, все эти болтуны. Когда человечество попадает в реальную трагедию, оно умолкает, люди расходятся по сторонам, потому что им сказать нечего, потому что они говорят только ради “красного словца”, а все это уходит, потому что остается реальная трагедия, она у каждого человека своя. Но в том и дело, что Христос ее победил и мы вместе с ним ее побеждаем и поэтому Крест — знамя победы, потому что вопреки всему безумству, вот этой верой нашей, она воплощается в победе.

Если ты уверен в победе, не стоит начинать войну, потому что эта война ненастоящая. Если ты можешь победить — это игра. Если ты борешься с ребенком и гарантированно ему поддаешься, это фарс, ты просто играешься с ребенком. Настоящая война — война, в которой ты не уверен, ты вообще ни в чем не уверен, больше уверен в поражении. Ты живешь обычной жизнью, ты понимаешь, что не справишься с этим. Кто-то боится с унынием, кто-то с одиночеством, кто-то с ненавистью ближних, кто-то с какой-то мелочью не может справится, но он начинает борьбу и в итоге побеждает, потому что вместе с ним действует Христос.

И вот говорит апостол, ибо иудеи требуют чудес, эллины ищут мудрости. Есть люди, которые приходят в христианство за мудростью, некоторые за чудесами. Апостол говорит, что мы проповедуем Христа Распятого. Для иудеев соблазн, то есть для них это возмутительно, это скандал, а для эллинов просто сумасшествие, а для самих же призванных, кто понял, в чем дело, для иудеев и эллинов, Христа Божию силу, Божию Премудрость, потому что немудрое Божие — премудрее человеков.

Сегодняшние люди, которые живут в мире, думают, что они все о мире узнали, они очень самоуверенные, они думают, что вот там достижения биологии, химии, техники и всего прочего. Они говорят, что в мире все понятно. Я помню на одной конференции на тему религии и науки один физик выступил высказыванием о том, что проблема ученых состоит лишь в том, что они еще не все изучили, а в науке все познаваемо и доказуемо. Вот эта установка, что надо побольше всего изучить, глубже проникнуть — она оказывается посрамлена, потому что смертью заканчиваются жизни, потому что крест оказывается пустым, гроб оказывается пустым, и мы унываем и отчаиваемся, и останавливаемся в нашем вот таком христианском пути только тогда, когда перестаем в это верить.

Христианская вера абсурдна, потому что внешний проигрыш не может по правилам мира закончится победой, потому что смерть не может закончится Воскресением. Воскресения в мире нет. Ничто не воскресает. Даже деревья, которые каждую весну зеленеют снова и снова, которые для язычников являются символом воскресения — они просто не умирали по-настоящему. Никакая засохшая палка весной не расцветет. А мы верим, что смерть действительно побеждается. Никакой наукой это осмысленно быть не может. И поэтому если мы готовы вступить в эту пустоту, пустоту смысла, в этот ужас, который мы ощущаем перед Крестом Христовым и перед любым гробом, вот тогда мы начинаем понимать, что такое христианство. Тогда мы начинаем понимать, почему, когда все законы мира, мирового сообщества говорят делай так, ты делаешь по-другому, потому что ты хочешь настоящей победы, а не победы временной, сиюминутной. Ты проиграешь, если поступишь правильно, но победишь там, в конце.

Дай Бог нам, братья и сестры, не просто смотреть на крест Христов, но внутренне переживать это чувство. Ощутить, что если мы по-настоящему предстанем перед Крестом Христа, мы переживем с Ним эти ощущения смерти и ужаса, за которыми будет долгожданное знамя победы. Аминь!

Иерей Стефан Домусчи, профессор МДА, доцент кафедры миссиологии РПУ св.Иоанна Богослова. Проповедь произнесена по окончании Божественной литургии в храме святого апостола Иоанна Богослова под Вязом в праздник Воздвижения Животворящего Креста Господня 27 сентября 2020 г.